«Молочная катастрофа»: российских буренок как корова языком слизала

Молочные реки можно обеспечить двумя путями: увеличением поголовья дойного стада или поднятием надоев молока на фуражную корову. В общем и целом по сравнению с 1990 годом производство молока в России сократилось в 1,7 раза. Отсюда и рост цен на молокопродукты.

— Сливочное масло просто жутко подорожало, — вздыхает бабушка, изучая на прилавке ассортимент этого продукта. — Вроде совсем недавно упаковка «Вологодского» стоила 170 рублей, сейчас 220… Да, вспомните еще, что фасовали его по 200 граммов, а сейчас по 180.

Еще с осени прошлого года эксперты начали прогнозировать, что к весне сливочное масло подорожает. Да и ассортимент его в наших магазинах сильно обеднеет. В качестве причины фигурировал довод, что больше половины этой продукции мы закупаем по импорту — в Латинской Америке, Австралии, Новой Зеландии или в той же Белоруссии. А поскольку цены на масло в мире растут…

На первый взгляд странно, что при наших определенных успехах в импортозамещении около 60 процентов сливочного масла мы завозим из-за рубежа. Но это действительно так. Для получения килограмма сливок необходимо 10 литров молока. А из килограмма сливок получается всего 300 граммов масла — настоящего, как в старину.

Нет в России столько молока, чтобы из него делать натуральное животное масло! Так утверждают опрошенные нами фермеры.

Собственно, статистика на сей счет косвенно подтверждает это неутешительное мнение. С начала перестройки, за период с 1990 года, поголовье дойного стада в стране снизилось с 21 миллиона буренок до 8 миллионов в 2019 году. В 2,6 раза. Объемы молока за этот период, правда, сократились не столь катастрофически, «всего» в 1,7 раза.

Совсем не упало молоко благодаря подросшей продуктивности коров, так сказать, их молокоотдаче. Сегодня в крупных хозяйствах буренки дают по 15–20 тысяч литров молока в год. Это, конечно, здорово, но плохо то, что удой увеличился за счет разных биодобавок в комбикорма, которые негативно сказываются на качестве продукции.

— Нет в магазинах ни настоящего молока, ни настоящего масла, — рассказала нам подмосковная фермерша, у которой небольшое, но дружное стадо из 30 буренок. Их она кормит исключительно сеном и размолом пшеницы с ячменем по собственной рецептуре — никаких промышленных комбикормов, тем более биодобавок — гормонов роста.

Она считает, что в магазинном молоке нет молока, а в масле нет масла. Все по той же причине кормления коров премиксами — для поднятия надоев. У нее литр молока (настоящего) стоит 120 рублей, как и в московском магазине. 200-граммовая пачка масла — 250 рублей.

— В магазинах разные сорта масла 82,5% стоят от 90 рублей до 270. А в чем их отличие, если процент жирности одинаковый? — спрашиваем крестьянку.

— Никакой разницы, ни то, ни другое масло им не является.

— Но ведь мы, горожане, покупая товар, надеемся на определенные витамины…

— Это ваш выбор!

Выбор, похоже, у нас не очень большой, если две одинаковые упаковки по цене отличаются в три раза.

Видать, правы эксперты, прогнозирующие заметный рост на «молочку» весной. Который, к слову, стартанул чуть раньше. «Большое молоко» поставляют в основном крупные хозяйства, с «высокоудойными коровами». Если за 2021 год комбикорма в стране подорожали на 30%, то с начала нынешнего года импортные премиксы, без которых невозможны высокие надои, — уже в 8 раз. А еще на 30% подорожали пластиковые бутылки, баночки и контейнеры, в которые фасуют «молочку». Вот и считайте…