Новак «пригрозил» Китаю и Индии из-за нефти

Россия не станет поставлять нефть странам и юрлицам, которые в своих контрактах будут прописывать условие соблюдения ценового потолка. Кроме того, в начале года наша страна может снизить добычу на 500-700 баррелей в сутки, заявил вице-премьер Александр Новак. Экономисты разъяснили возможные последствия этих решений.

По его словам, Москва намерена ответить на решение государств-членов G7 и Евросоюза ограничить с 5 декабря стоимость российской нефти на уровне в $60 за баррель.

О том, что Кремль занимается подготовкой соответствующего президентского указа, еще в ноябре сообщил Bloomberg со ссылкой на источник, а сейчас подтвердил Новак. Вице-премьер допустил сокращение нефтедобычи в январе-феврале 2023 года в России примерно на 5-7% (500-700 б/с), причем увязал эту меру с заработавшим на днях механизмом ценового потолка. Объем незначительный, но такой риск есть, заметил Новак.

Какие последствия все это будет иметь для мирового рынка нефти и экспортных нефтегазовых доходов бюджета РФ? С этим вопросом «МК» обратился к экспертам.

Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets: «Заявление Новака адресовано прежде всего таким «дружественным» странам, как Китай, Индия и Турция. После 5 декабря они становятся главными покупателями российских энергоносителей.

Дело в том, что крупнейшие компании-перевозчики из КНР уже отказываются транспортировать сырье из РФ, видимо, опасаясь вторичных санкций. То есть это своего рода предупреждение рынкам азиатского региона и Турции: если поддержите условие ценового потолка и зафиксируете его в своих документах, мы прекратим поставки.

Что касается последствий для глобального рынка нефти, то этот шаг со стороны России приведет к некоторому росту цен. Едва ли такой сценарий отвечает интересам Европы и США, где инфляция из-за подорожания энергоресурсов побила рекорды последних десятилетий. Для России же мера обернется значительным снижением экспорта и доходов компаний. Как следствие, пострадает бюджет, и без того дефицитный.

По прогнозам правительства РФ, в 2023 году дефицит государственной казны может составить 2,9% трлн рублей (2% ВВП), но если упадут объемы нефтяного экспорта, он вырастет до 3-4,5 трлн рублей».

Алексей Федоров, аналитик TeleTrade: «Надо дождаться публикации конкретных положений президентского указа, который должен быть обнародован в начале следующей недели. Там могут быть исключения или более сложные механизмы реализации, которые сделают ответ Москвы не столь жестким. В противном случае под вопросом окажется около 60 млн тонн нефти, ежегодно идущей на экспорт.

Судя по словам Александра Новака насчет сокращения добычи на 500-700 тысяч баррелей в сутки, российские власти с помощью «теневого флота» планируют перенаправить (скажем, в азиатском направлении) из этих «подвисающих» 60 млн тонн еще около 24-25 млн тонн. Потенциальные потери РФ от запрета на поставки в этом случае сокращаются до 35 млн тонн в год, что при цене в $60 за баррель Urals эквивалентно $13-15 млрд.

Для нефтяного рынка сокращение Россией добычи на 500-700 тысяч б/с достаточно чувствительно. В более позитивных для мировой экономики макроэкономических условиях оно бы способствовало росту котировок на $7-10 за баррель. Однако на фоне приближающейся глобальной рецессии и очевидного падения спроса на энергоносители этот шаг Москвы может привести лишь к локальному отскоку нефтяных цен на $3-5 за баррель — к $85-87 по Brent. После чего сырье продолжит дешеветь.

Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при правительстве РФ: «Почти все страны, согласовавшие потолок цены, и так не покупают российскую нефть. Таким экспортерам сырья, как Канада и Норвегия, она даром не нужна, равно как далекой от нас Австралии. США ввели эмбарго на поставки с 1 апреля, Евросоюз — с 5 декабря. По большому счету, запрет может коснуться только Японии, которая, входя в G7 и поддерживая решение о ценовом лимите, еще полгода может покупать российскую нефть по рыночным ценам, правда, только с проекта «Сахалин-2».

А вообще, Москва явно затянула с реакцией, и это может навести некоторых наблюдателей на мысль, что она смирилась с условиями Запада. По всей видимости, российский ответ коснется только нефти, перевозимой морским транспортом, но не трубопроводных поставок – в Германию, Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию и Сербию.

Что касается второй части заявления Новака – о вероятном снижении добычи на 500-700 б/с, то тут речь идет о вынужденном, а не о добровольном шаге. Сейчас происходит перестройка всей системы российского нефтегазового экспорта, который переориентируется на азиатские рынки. Тамошние потребители не нуждаются в тех объемах поставок из РФ, что прежде шли в Европу. Вот и придется сокращать экспорт как минимум на 500-700 б/с».