Поиск работы в Москве оказался триллером: «Придется трудиться с уголовниками»

Какой россиянин не мечтает покорить Москву. В регионах только и разговоров, что все деньги стекаются в столицу, поэтому провинциалы едут сюда за длинным рублем.

У многих понаехавших нет талантов, образования и поддержки близких. Но есть огромное желание увидеть Париж (зачеркнуто) Москву и не умереть.

Корреспондент «МК» узнала, каково это оказаться на месте трудового мигранта.  

«Работы нет, денег нет, жилья нет», — жалуются те, кто недавно перебрался в Москву. Люди лукавят. Работы в столице полно. Требуются все – больные, возрастные, судимые, без опыта и образования.

О работе мечты речи, конечно, не идёт. Так и Москва не сразу строилась.

На сайте по поиску вакансий я внесла свои данные: ФИО, возраст, гражданство. Образование указала высшее, филологическое. В графе опыт работы поставила прочерк. Понимала, что представляю из себя сомнительную кандидатуру. Но для работодателя плюсом мог послужил озвученный мною скромный оклад — от 30 тысяч рублей.

Вакансии посыпались в первый же день. Чего только ни предлагали: кладовщик, упаковщик, сортировщик, кассир, повар, сборщик продукции. Физический труд в стране не в почёте, поэтому на зарплату больше 40-50 тысяч рассчитывать не приходилось.

На следующий день я отправилась на первое собеседование.

«Получите по шее, если накосячите или забьете болт»

Вместе со мной на продуктовый склад в центре Москвы явились щуплый студент, крупная дама восточной внешностью и молодой человек лет 25.

Нам раздали анкеты. «От вас только инициалы и контактный номер», — сказал наш куратор, крепкий мужчина лет сорока, и ввел в курс дела.

— По окладам выходит 2400 рублей в день. Но в первый месяц вы обучаетесь, набираете скорость, темп, знакомитесь со складом. График работы — три через три, с 9.00 до 21.00. Отработаете все смены — получите 10 тысяч. Если останетесь с нами, в дальнейшем зарплату поднимем. Кто-нибудь раньше работал на складе?

В нашей компании таких не нашлось.

— Предупреждаю, нагрузка приличная, — продолжал куратор. – От вас потребуется разгружать товар, нести на полку, собирать, упаковывать. За каждый выполненный заказ начисляются баллы. Норма — 80 баллов. Если перевыполняете план, идёт доплата – 3 рубля за балл. Наши передовики производства зарабатывают 60 тысяч в месяц. 

Радостного блеска в глазах потенциальных коллег по складу я не заметила.

— Больше всего людей пугает интенсив. Работа завязана на скорости. На обед отводится 30 минут, перекуров почти нет, предупреждаю, — голос координатора становился строже. — Вам придется упаковывать не только творожки, но и двадцатилитровые бутылки. Работаем в тёплом помещении, но мясо хранится в холодной зоне, туда залетаем и накидываем куртки.

— А если человек не уложился в норму баллов? – поинтересовалась женщина.

— Минус в оклад. Условно, если вместо 80 баллов, вы набрали 70, то ваша зарплата уменьшится на 10 процентов. Но меньше 40 баллов у нас ни один человек не позволяет себе сделать.

— Можно меня на ночную смену определить? — поднял руку студент. – У меня днем учеба…

— Спишь ты когда? – удивился куратор.

— На сон времени нет. Мне очень деньги нужны…

— Ночные вакансии все заняты. За полтора месяца оттуда пока никто не уволился. Там проще работать, нет такого бешеного интенсива, нет директора-самодура, а сама работа чуть лучше оплачивается.

Студент молча встал и вышел. А я спросила про директора-самодура.

— Вообще на новичков первые две-три недели не орут. В дальнейшем не обещаю ванильное отношение. Если человек работает в полную силу, мы его по головке погладим, «спасибо» скажем и поулыбаемся. Если косячит и забивает болт, получит по шее. Вы раньше, где работали?

Ответила, что это мой первый опыт работы.

— Странно, — нахмурился мужчина. – Сюда зачем пришли, продолжали бы дальше бездельничать?

— Деньги нужны…

Куратор ухмыльнулся. И сделал пометку в блокноте. Обещал перезвонить. Но звонка я не дождалась — фейс-контроль не прошла.

«Только социопаты выдерживают»

Следующее собеседование состоялось в крупном столичном супермаркете. Мне предложили должность в пекарне, хотя я предупредила: готовка – не мой конёк.

— Самое сложное не готовить, а пройти нашу медкомиссию, — встретил меня молодой человек в зале супермаркета. — Справки из сторонних организаций не принимаем. С вами работают психологи, надо удостовериться, что вы не наркоманка и алкоголичка. А то к нам приходили персонажи с трясущимися руками и бегающими глазками. Сердечникам тоже отказываем, поэтому нужно сдать ЭКГ.

У нас одному сотруднику, который с мясом работал, как-то поплохело, так он чуть сам себя не зарезал. Проблемы не нужны.

Идем в закуток, где выпекают хлебобулочные изделия.  

— Никаких специальных навыков от вас не требуется. Мы же не сами месим тесто. Привозят готовое, замороженное в пакетах, — объясняет сопровождающий. — Вам остается его раскатать и кинуть на противень. Честно говоря, работа нудная: целый день стоять и выпекать. На смену заступать в 7 утра.

Низенькая пожилая женщина в колпаке и фартуке катала батоны.

— Эта пенсионерка тут больше десяти лет работает, — кивнул в сторону дамы мужчина. – Ей легко, потому что она социопатка, слова лишнего не вытянешь. Часами лепит хлеб, молчит, её не достают разговорами, она и счастлива.

Поиск работы в Москве оказался триллером: «Придется трудиться с уголовниками»

А вот парень из Узбекистана, который лепешки делает, страдает, ему скучно. Так что не очень весело вам придется с такой напарницей. Может, вас лучше на бутерброды поставить? Там тоже легко — поступает готовая продукция, остаётся только ветчину-сыр в булки разложить.

Мне обещали перезвонить в январе. По словам сотрудника супермаркета, на данном этапе у них закончился контракт с медцентром, который выявляет наркоманов и алкоголиков.

«Штраф за опоздание – 2000 рублей»

Тут предложение поступило из другого супермаркета. Требовался сборщик интернет-заказов. И я поехала на обучение.

Вместе со мной на вакансию претендовали десять человек возрастом от 20 до 50 лет. Пятеро человек – граждане СНГ. Остальные из российских регионов. Среди нас оказался парень в модном прикиде с черной копной волос. По-русски он практически не говорил.

Девушка-наставник представилась Патимой.  

— Мы обрабатываем интернет-заказы, качественно собираем, упаковываем товар и передаем курьеру, — пояснила суть процесса. – График – два через два, смена по 12 часов. Выплаты еженедельно. В первые две недели обучения санкции на вас не накладываются. В последующем штрафов много: за опоздание на 15 минут – 300 рублей, на полчаса – 2000 рублей. Считайте, день работаете бесплатно. Смартфоны-андроиды у всех есть, чтобы скачать нашу программу? Айфоны не подходят. Если нет, то за 45 рублей в сутки можно арендовать у наших партнёров.

Парень, который еле говорил по-русски, откровенно зевал.

— Заступили на смену, сделали селфи, отправили фото на внешний контроль, — объясняла наставница. На ваш андроид приходит заказ, там может быть одна позиция, а может и сто. Берете тележку, в зале собираете заказ по списку. Товар нужно успеть собрать за фиксированное время, оно написано в программе. Укладываетесь в таймер – получаете деньги. В день ваш доход составит примерно 2600 рублей. Можно заработать и больше, зависит от скорости. Но смена не закончится, пока не завершите сборку. 

Патимат перешла к нюансам. 

— Смотрим на срок годности продукта, просроченные товары не берём. Если продукта нет на полке, ищите максимально схожий по вкусовым качествам, созваниваетесь с заказчиком по поводу замены. Звоним три раза. Если к телефону не подходят, вычеркиваем товар из списка. Иногда, кстати, попадается хлеб с хорошим сроком годности, но с плесенью. Проверяем банки с соленьями, в верхней части, под крышкой тоже может присутствовать плесень.

Собираем заказ, как для себя. Наша цель — максимально избежать конфликтов с заказчиком.

 Указания дама раздавала целый час. Собравшиеся устали.

— Давайте перейдем к практике, так понятней будет, — предложил лысоватый мужчина.

Мы отправились в зал за девушкой с тележкой.

— В моем заказе 13 позиций, надо собрать и упаковать за полчаса. Если уложимся, то получу 230 рублей. За скорость могут чуть больше начислить. Мой рекорд был 86 позиций, — инструктировала сотрудница. – Я вообще много где работала, но больше недели нигде не задерживалась. Тут работаю чуть больше месяца.

В первые три дня возвращалась домой и валилась с ног, хотела бросить эти тележки и уволиться. В день по магазину проходила 40 тысяч шагов. А дома дети, их надо накормить, уложить…

Но со временем ноги привыкают, мышцы крепчают. Со второй недели набрала скорость. Сбросила около пяти кило! Главное 0 изучить, в какой части магазина что находится, тогда дела быстрее пойдут.

— Сколько вы зарабатываете в месяц? – спрашиваю.

— В среднем выходит по 40 тысяч рублей. Те, кто давно работают, по 100 тысяч поднимают. Но они хорошо знают расположение продуктов, и носятся, как Усэйн Болт.

Обучение закончилось, Патимат объявила:

— Кто готов, идемте оформляться. Если нет трудовой книжки, оформим вас как самозанятого, это займет пару минут… А если вы приведёте знакомого, то вам вознаграждение – 7000 рублей. Правда, если он месяц отработает…

Из всех кандидатов в сборщики паузу на «подумать» взяла только я.

«Можно в Счетную палату, можно в Большой театр»

Следующее собеседование состоялось в аутсортинговом агентстве, где подбирают вакансии для граждан СНГ и жителей регионов.  

Поиск работы в Москве оказался триллером: «Придется трудиться с уголовниками»

Стены пестрели объявленими: «Требуются швея, повар, токарь, водитель ПТР», «Приведи друга, получи 5000 рублей», «Уважаемые соискатели! Остерегайтесь мошенников в очереди на собеседовании, в курилке, на выходе из офиса. Если незнакомые люди предлагают пройти вам на собеседование по другому адресу, вы рискуете остаться без денег и документов».

— Вам с вахтой или без? – сотрудница за стойкой просмотрела мою анкету. – Если проживания не нужно, вам налево.

За столом консультант с бейджиком «Анна» беседовала с 45-летней Аэлитой, которая смотрела на мир печальными глазами, и её дочерью.  

— Разве что в фаст-фуд вас возьмут, — Анна обратилась к женщине постарше.

– А вам, — адресовалась к дочери, —  могу предложить место в кафе. Так, присядьте передо мной обе. Я вас сфотографирую.

Анна взяла мою анкету: «Какая вакансия вам нужна?»     

— Слышала, есть сборка новогодних подарков…

— Бросьте, какие новогодние подарки? Это так заманивают работников, чтобы красивей звучало. Обычная работа на складе вахтой. Балашиха далеко от вас?

— Я живу в центре.

— Вы меня в замешательство ввели, — удивилась собеседница. – Но в центре тоже есть работа. Либо уборка, либо блинопёком.

— Я блины печь не умею.

Глаза у Анны полезли на лоб, но она взяла себя в руки: «И не надо. Научат. Зато заведение находится на Киевской».

— А вакансия уборщицы где?

— Хотите — в Госдуме, хотите в Верховном суде, в Счётной палате или Большом театре.

— Убирать учат?

— Вряд ли. Приходишь, ведро, щётку в зубы и вперед.

— Если мне не понравится, могу сразу уволиться?

— Да вы даже не пойдете туда, когда я вам озвучу зарплату, — захихикала Анна. – Уборщица получает тысяч 17. Как вам? В Большом театре платят 18 тысяч. Так себе развлечение.

Если нравится экстрим, могу вас отправить в самое пекло — в столовую мясокомбината. Оттуда все бегут, вакансия никогда не закрывается. Женщины убираются и моют посуду, мужики драют котлы. Работают граждане СНГ с разными судимостями: с убийствами, истязаниями, изнасилованиями. Кажется, что туда люди заходят, а выходят или нет, вопрос.

Шучу, не пугайтесь. Работа пять через два, с 7 утра до 18.00. Зарплата – 32 тысячи. Думаете, нормальные пойдут за такие деньги?  

— Какие страшные вещи вы говорите… — подала голос Аэлита. — Мы думали, что в Москве всё не так.

— За 18 тысяч в Большой театр хоть кто-то идет работать?

— Туда набираем в основном бабулечек. Оформляем их хитро, чтобы пенсию не теряли.

— Запишите меня уборщицей в Госдуму!

— Вот прямо сейчас мест нет, пока заявки закрыли. В Счётную палату, Верховный суд и Думу много желающих. Идут тоже в основном пенсионеры. Там максимальные зарплаты 20-25 тысяч.

— На складе, может, в маркетплейсе есть хорошая вакансия?

— Вот дамы тоже хотели пойти на склад, я отговорила. Вы не сможете там работать. К тому же остались только ночные смены. Заступать на 12-часовую вахту нужно в 23.00. График – пять на два или шесть на один. Оплата ежедневная, день на руки получаете 2300 рублей. 

Помещение огромное. Поступает интернет-заказ, например, пачка бумаги. А она лежит на пятнадцатой полке сверху. Вы берёте стремянку, бежите к этой полке… Следующий заказ – телевизор. А он на 28-й полке.

Лезете и разбиваете плазму. С вас вычитают стоимость товара, и вы работаете бесплатно… В туалет выходит строго по графику. Один часовой перерыв — и всё.

— Как же люди там работают?

— Бегут оттуда так же, как с мясокомбината. Недавно устроились борцы из Дагестана, здоровые мужики — через день уволились, не выдержали. Мало того, что работа адская, да еще и отношение к людям соответствующее, бригадир постоянно тюкает. Говорят, дедовщина там процветает. Кто давно закрепился на складе, создал клан, вот они хорошо зарабатывают, по 100-120 тысяч.

У Анны зазвонил телефон. Она передала трубку Аэлите: «Узнайте про вахту».

Женщина молча слушала, что ей говорили на том конце провода. Вздыхала.

— Извините, нам это не подходит, — попрощалась и повесила трубку. – Совсем ухудшилась ситуация. Предложили работу вахтой. Предоставили проживание в двухкомнатной квартире по 12 человек. Мужчины и женщины вместе. Это издевательство. Как мы переодеваться будем?

Аэлита с дочерью засобирались.

— Вы нам открыли глаза, — сказала женщина напоследок. — Мы ведь уехали из Улан-Удэ, думали в Москве с работой все хорошо, карьерный рост пойдет в гору… Но в Бурятии вообще работы нет. Психологически там тяжело.

По словам Аэлиты, у нее высшее образование, она бухгалтер-экономист. Дочь учится заочно на финансиста.

— Здесь вы не найдете подходящую специальность. Ещё и обманут. Обращайтесь напрямую в офисы, магазины, — советует сотрудница агентства. — Я начинала с кассира в супермаркете. Через год стала директором магазина. 18 лет отработала, потом ушла в декрет. Затем меня пригласили директором в магазин женской одежды. Сейчас пришла сюда.

Проще всего подняться в магазинах. Зарплаты директоров хорошие, я получала больше 100 тысяч. Но и работать приходится много. Вашей дочери будет проще, молодую везде возьмут. А вас разве что на кассу. Зато жениха себе найдете.

— Не нужны нам женихи, не надеемся мы на них, — махнула рукой Аэлита. — Ладно, пойдём думать, как дальше жить.

«Крысы и тараканы — это нормально»

В зале, где десятки людей ждали своей очереди перед дверью с вывеской «Работа вахтой», я тут же нашла собеседника. Руслан, 30 лет, родом из Сибири.

— Я работал на двух складах – один в Москве, один в Казани. Решил уволиться. Ну как можно работать, когда тебе постоянно штрафы прилетают. Вот глянь.

Руслан показал распечатку штрафов. «Потеряшка на сборке» – 558 рублей, 712 рублей, 516 рублей.

«Разделение ответственности» — 735 рублей.  

«Не найдено в таре на этапе сортировки» — 1113 рублей, 847 рублей.

«Потеря, сборщик не донес» — 1890 рублей.

«Неправильно вложение на сборке» — 2000.

Итог: выплата — 17277 рублей за 30 дней. Штрафы — 11327 рублей.

— Штрафуют за всё, даже за брак. Представляете, если человек вернул товар, с нас списывают, — поясняет Руслан. — Если ты не почистил свои ящики, тоже виноват. Не можешь найти товар на складе – опять в минус уходишь.  

Если я разложил изделие по полкам, а сборщик их не нашел, то нам двоим записывают потерю. Некоторые сборщики хорошо ищут, а новички тупо всё пропускают… Общежитие нам не компенсируют, в буфете едим за свой счет. За форму платим 1500 рублей. 

По словам собеседника, проблемы на складах интернет-магазинов начались после того, как против России ввели санкции.

— Весной произошёл сбой в системе, и понеслось. Вся косяки на простых работников вешают. Похоже, чьи-то денежки за границей застряли, вот с нас и списывают.

Думал, только в Москве так, но в Казани не лучше. Там мне объяснили, что им звонят из столицы и говорят, чтобы работников штрафовали. С каждым днем все хуже и хуже. Не знаешь, за что прилетит. Заработанные деньги на штрафы уходят.

— Сколько в среднем в месяц выходит?

— Если пашешь каждый день, как проклятый, можно заработать больше 100 тысяч. Если работаешь в нормальном режиме, 40-50 тысяч выходит, но это без штрафов.

Нас держат за рабов. Но тем не менее, желающих работать на складе много. Поток людей сумасшедший. Новенькие приходят, им встать некуда. В Москве на одном складе бегали порядка 15 тысяч человек, в Казани около 8 тысяч. Берут, кого попало, даже тех, кому за 65. Со всей России народ едет.

Жаль, фоток нет. Там запрещено телефон проносить, только кнопочный без камеры можно.  

— Условия какие?

— Работаем в пыли, грязи и вони. Склад большой, естественно, есть грызуны и тараканы. Туалеты загаженные. Больных на голову полно, которые ноги в раковине моют и нужду в ведро справляют.

Поеду обратно в свою буровую на север. Я ведь раньше вахтой бурильщиком работал, 125 тысяч получал. В мае у меня сгорел дом, погибли бабушка с дедушкой. Домой с вахты не отпустили -я уволился. Сейчас понял, что совершил ошибку. Недавно позвонили, сказали, что бурильщиков не хватает.

Рядом сидела женщина лет тридцати. Представилась Алиёй.

— Я восьмой год на складах работаю. Знаю, что некоторые и по 15 лет там вкалывают. К тяжелому труду постепенно привыкаешь.

Помню, на одном новом складе пахали при фонариках, там света не было, — рассказывает Алия. – Получаю в день по 3000 рублей, смена по 12 часов.

Сейчас у нас начальство хоть адекватное, а раньше если заболеешь, домой не отпускали, приходилось замену искать. У моей коллеги обнаружили рак, так она продолжала работать и лечиться, не сбавляла темп и не уменьшила показатели. Всегда на позитиве и без нытья. Сейчас работает в офисе склада.

Штрафы необоснованные, но все предупреждены о них. Кому не нравится, лучше не приходить туда.

Контингент, конечно, не очень. Судимых я не встречала, а про наркоманов наслышана. Недавно нам запретили на территорию склада капли и спреи для носа проносить, потому что туда можно поместить наркотики.

Людей на складах много. Иногда мне кажется, что вся Россия там работает. Я встречала инженеров, строителей, учителей, автомехаников, дизайнеров, маркетологов, людей с художественным образованием. Некоторые работают целыми семьями. У всех своя история. 

Большинство устраивались на время, а оставались на года. Во время пандемии людей попали под сокращение, только на складах была стабильность. Народ находит на складе друзей, любовь. Люди женятся, разводятся, но продолжают работать. Деваться-то некуда…

Спустя две недели после начала журналистского эксперимента мне продолжали обрывать телефон работодатели. Вот какие сообщения присылают мне до сих пор: «Требуются шустрые женщины на сборку электроники Apple. Работа легкая, сидячая. Тепло. За 12 часов – 1200 рублей».

«Упаковщица косметики «Шанель». Вахта с проживанием 15 смен. От 124 тысяч рублей», «Стикеровщик на склад одежды Nike». «Уборщик борта самолета», «Нужны женщины с хорошим зрением для сборки «Лего». «Требуются дамы от 18 до 55 лет. С 15.00 до 18.00 Вставлять диски в коробочки. Активная работа. Оплата 700 рублей вечером на карту».