Разрыв между пенсиями и зарплатами в России станет вопиющим

К 2025 году размер средней страховой пенсии по старости составит менее 30% от средней зарплаты в России. Таким образом, коэффициент замещения утраченного заработка будет еще больше недотягивать до тех 40%, что прописан в ратифицированной Москвой Конвенции Международной организации труда (МОТ) как минимально допустимая норма социального обеспечения граждан старших возрастов.

Пенсии в России в ближайшие годы будут расти с опережением инфляции, но зарплаты – еще быстрее, сказано в заключении Счетной палаты на проект бюджета Фонда пенсионного и социального страхования (единого Соцстраха) в 2023-2025 годах. Что касается коэффициента замещения, он снижается с 2017 года: тогда показатель составлял 35,3%, а сегодня – 31,4%. Между тем одной из целей пенсионной реформы 2018-2019 годов как раз-таки провозглашалось быстрое сокращение этого разрыва – между утраченным заработком и назначенной пенсией тех, кто выходил на заслуженный отдых.

Согласно отчету Счетной палаты, 1 января 2023 года пенсии будут проиндексированы на 4,8%, а 1 января 2024-го – еще на 4,6%. Суммарный размер индексации в 2023-2024 годах составит 20,58%, а коэффициент прогнозируемой совокупной инфляции за это время – 18,58%. По расчетам Минэкономразвития, за аналогичный период средняя зарплата по стране увеличится на 25% – до 80 тысяч рублей.

«Обозначенный МОТ уровень в 40% стал для правительства целевым ориентиром очень давно — еще в пору пенсионной реформы 2002 года, – напоминает Сергей Смирнов, заведующий центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ. – Но чтобы достичь его, бюджет Пенсионного фонда должен получать намного больше страховых взносов, отчисляемых с зарплат работников. На ситуации с коэффициентом замещения сказалось еще несколько факторов, прежде всего «заморозка» (и изъятие из бюджета ПФР) накопительной части пенсий в 2014 году и резкая недоиндексация пенсий в 2015-м».

Единственным выходом видится повышение тарифа страховых взносов, но никто – ни государство, ни работодатель — сегодня на это не пойдет. Соответственно, спасение пенсионеров остается уделом самих пенсионеров. По этой причине многие работники заблаговременно переходят из зоны легальной занятости в серый сектор, где хоть и не платят страховые взносы в ПФР, зато зарплаты намного выше.

Психологические основания такого поведения понятны: лучше получать больше денег здесь и сейчас, чем работать «в белую» за гроши до наступления пенсионного возраста, до которого еще дожить надо. А сегодня, в условиях крайней политической и экономической нестабильности, никаких революционных изменений в сфере пенсионного обеспечения ждать вообще не стоит. Тем более, отмечает Смирнов, что основной упор государство откровенно делает на поддержку не пенсионеров, а семей с детьми – в плане и маткапитала, и детских пособий, и разовых выплат, и много чего еще.

«Рынок труда у нас разбалансирован, во многом из-за большой доли теневой занятости и отсутствия реальных мер по ее сокращению, — говорит член Совета Конфедерации труда России Павел Кудюкин. – Финансовые проблемы Пенсионного фонда обусловлены в значительной степени тем, что у нас свыше 15 млн экономически активных граждан, с зарплатами «в конверте», не платят в него страховые взносы. Отсюда и размеры пенсий соответствующие».

В этой связи Кудюкин напомнил о законодательной инициативе профсоюзов, рассматриваемой еще в прошлом прошлом составе Госдумы. Тогда парламентариям предлагалось принять закон, в соответствии с которым подрядчики компаний и предприятий, нарушающих трудовое законодательство и использующих серые схемы, не должны допускаться к исполнению государственных и муниципальных заказов. Однако правительство почему-то «зарубило» этот потенциально эффективный, перспективный проект, дав на него отрицательное заключение. 

«Коэффициент замещения низок потому, что средняя заработная плата растет быстрее, чем средняя пенсия, – согласна с выводом Счетной палаты Людмила Иванова-Швец, доцент кафедры «Управление человеческими ресурсами» РЭУ им. Плеханова. – Определенную роль играет и то обстоятельство, что после перехода в 2015 году на новую, весьма невнятную систему пенсионных баллов, у многих россиян этих самых баллов оказалось недостаточно для формирования более высокой страховой пенсии. Тут сполна дали о себе знать и работа в серой зоне, и неучтенный (особенно в лихие 1990-е годы) трудовой стаж, и небольшая зарплата. И никакие индексации не помогут, если корень зла – в самих пенсиях».